Священное Писание как форма Священного Предания

Суть конфигурации мнений на соотношение Писания и Предания, произошедшего в православном богословии посреди XX в., заключается в том, что Священное Писание стало рассматриваться не как самостоятельный, независящий источник вероучения и даже не как часть Предания, как одна из его форм.

“Предание объемлет собою всю жизнь Церкви так, что и самое Священное Писание как форма Священного Предания Священное Писание является только одною из форм его… Священное Писание не поглубже и не важнее Священного Предания, как сказано выше, но одна из его форм …”52.

Другие формы Священного Предания

Сначало Священное Предание было в форме устной апостольской проповеди, на основании которой и было сотворено Священное Писание. Но Священное Писание никогда не Священное Писание как форма Священного Предания являлось единственной формой, в какой воплотилось богооткровенное учение, ему предшествовали, а потом вместе с ними сосуществовали еще по последней мере две формы: правило веры (regula fidei) и богослужебно-литургическая практика Церкви, литургическое предание. Позже появились и другие формы, в которые облеклось Священное Предание. Из их наибольшее значение для нас Священное Писание как форма Священного Предания имеют творения свв. отцов и учителей Церкви53.

Правило веры

Правило веры, историческое связанное с совершением таинства крещения, вначале являлось общим выражением самосознания Церкви в области веры.

Указания на существование в Церкви такового Правила содержатся в Новеньком Завете. Ап. Павел призывает христиан “твердо держаться вероисповедания нашего” (Евр. 4, 14) и припоминает Священное Писание как форма Священного Предания собственному ученику Тимофею о “хорошем вероисповедании”, которое Тимофей “исповедал … перед многими очевидцами” (1 Тим. 6, 12).

Тертуллиан утверждает, что

“Иисус Христос всем народам преподал четкое и постоянное Правило веры, которому весь свет должен веровать”54.

Крещальные вероисповедания старых апостольских церквей, невзирая на некое различие в формулировках, по содержанию являются выражением единой апостольской веры, восходящей к учению Священное Писание как форма Священного Предания Самого Иисуса Христа. Древнейшее Правило веры, непременно, лежит и в основании Никео-Цареградского Знака веры, составленного и утвержденного на I и II Вселенских Соборах. Исторически, в согласовании с нуждами Церкви, Правило веры дополнялось, в него были включены вероопределения Вселенских Соборов. Все догматические определения, входящие в состав Правила Священное Писание как форма Священного Предания веры, неразрывно связаны вместе и представляют собой единое тело Богооткровенной Правды.

От Священного Писания Правило веры отличается не содержанием, а формой. Если Священное Писание открывает Богооткровенную Правду как историю домостроительства спасения, то Правило веры представляет собой “правды веры”, которые “в коротких словах вмещают все ведение благочестия, содержащегося в Ветхом Завете и Священное Писание как форма Священного Предания Новеньком”55.

Литургическое предание

Богослужение и таинства — это легкие и сердечко церковной жизни; конкретно в богослужении, таинствах Церковь является тем, что она есть по существу. Литургическая жизнь Церкви — это то загадочное лоно, в каком раскрывается полнота Священного Предания, так как конкретно тут верующим безпрерывно преподается полнота благодатной жизни во Христе Священное Писание как форма Священного Предания. Верно организованная духовная жизнь, неосуществимая без роли в таинствах, является залогом чистоты веры. Уже в III столетии римский папа Келестин определил общий принцип:

“ut legem credendi statuit lex supplicandi (закон веры определяется законом молитвы)”56.

Но литургическое предание не сводится только к преемственной передаче благодатного освящения. Чинопоследования церковных таинств и священнодействий Священное Писание как форма Священного Предания, молитвы и песнопения заполнены вероучительным содержанием. Прот. Жора Флоровский делает четкое замечание о нраве христианского богослужения:

“Христианское богослужение от начала имеет нрав быстрее догматический, ежели лирический… С людской стороны богослужение есть, сначала, вероисповедание, — свидетельство веры…”57.

Со стороны собственного содержания литургическое предание не отличается ни от апостольского предания, ни от Священное Писание как форма Священного Предания Священного Писания.

Свщмч. Ириней Лионский отмечает, что

“наше… учение согласно с Евхаристией, и Евхаристия в свою очередь подтверждает учение”58.

Свт. Василий Величавый пишет:

“У меня вера всегда одна и та же, ибо как веруем, так и славословим”59.

О богослужебных книжках Православной Церкви в “Послании Восточных Патриархов“ сказано:

“Все сии книжки Священное Писание как форма Священного Предания содержат здравое и настоящее богословие и состоят из песней либо избранных из Священного Писания либо составленных по внушению Духа, так, что в наших песнопениях только слова другие, ежели в Писании, а фактически мы поем то же, что в Писании, только другими словами”60.


svoeobraznaya-oblast-znanij-i-imenno-v-nej-est-to-chto-ne-mozhet-bit-svobodno-ot-subektivnogo-opita-cheloveka.html
svoevremenno-reagirovat-na-izmenenie-psihologicheskogo-klimata-v-mikrogruppah-vozniknovenie-konfliktov-mezhdu-detmi.html
svoevremennoe-okazanie-medicinskoj-pomoshi-evakuaciya-i-lechenie-porazhennih.html